Волны гасят ветер Аркадий и Борис Стругацкие скачать ознакомительный фрагмент в формате fb2.zip, html.zip, txt, txt.zip, rtf.zip, a4.pdf, a6.pdf, mobi.prc, lrf, epub и купить в интернет-магазине полную версию книги
все книги интернета у нас на izdat.net137848 произведений   54271 авторов
> > >
> Волны гасят ветер


Волны гасят ветер скачать

Книга добавлена в библиотеку 26.02.2014
Аннотация

Роман, завершающий знаменитую трилогию братьев Стругацких о Максиме Каммерере.

Произведение увлекательное – и в то же время тонко философское, многогранное и талантливое. Завершилась эпоха «Обитаемого острова».

Закончилась странная и трагическая история «Жука в муравейнике».

Наступили времена новых вопросов и новых загадок – времена, когда «Волны гасят ветер»…

Скачать книгу Волны гасят ветер (ознакомительный фрагмент)

Доступные форматы для скачивания:
fb2.zip, html.zip, txt, txt.zip, rtf.zip, a4.pdf, a6.pdf, mobi.prc, lrf, epub

Читать онлайн книгу Волны гасят ветер


Комментарии

Комментарии к Волны гасят ветер

0 / 1000
Велор 14.01.2015 10:34

Книга очень глубокая, читал в юношестве, во взрослом возрасте – и сейчас собираюсь перечитать. Наверное, как произведение она сыровата, а вот тот вопрос, который в ней поднимается – мы до него ещё не доросли, это вопрос будущего. Очень тонкий и точный, и от этого вопроса аж мурашки бегут по коже.

Мира 24.10.2014 12:24

Книга о будущем человека, о том, куда в принципе мы идём и должны идти (дойдут все, только каждый в своё время). В конце великолепно поднята тема высший-низний в более общем виде, нежели, например, в «Трудно быть богом». Хороший язык, интересно читать, заунывностей практически нет. В сознательном возрасте весьма неплохо почитать, а в современных условия – вообще обязательно. Книжка «для подумать», но не «для метро».

Михаил 12.03.2013 10:28
СТРУГАЦКИЕ

ЭТО удивительные писатели, судя по всему жившие одновременно в трёх временах (прошлом,настоящем и будущем). Первый раз я прочитала их книгу аш в 1976 году в перепечатанном на допотопной машинке виде и бумаге с сероватым оттенком… Ах, уж как это было давно… Ну , впрочем мне исполнилось всего – то дцать лет и я ещё много смогу прочитать. Желаю всем удивительного общения с Братьми Стругатскими и получить много таинственных впечатлений!

С уважением Елена Николаевна.

Бежен 9.10.2009 21:11

Прекрасная книга, на мой вкус – лучшая у Стругацких

Джульетта 12.05.2009 09:19

Читал очень давно, когда была первая публикация в Ж."Знание-сила". Прочитал все их книги. Стругацких можно воспринимать только как единое целое – СИСТЕМУ из их романов, и, ни в коем случае, как отдельные романы. Только тогда можно их можно понять....

Демид 3.02.2009 21:10

Читать интересно, если не помнить, чем дело кончилось. На мой вкус хуже и «Жука в муравейнике» и «Необитаемого острова», но все равно хорошо.

Надежда 3.05.2008 13:13

Странноватая книга о том, что человек возможно не является венцом эволюции, но понять иех кто будет после также не возможно как собаке понять человека.

Стругацкие не пытаются нарисовать сверхчеловека, т.к. для человека нарисовать или даже понять нарисованное не возможно по определению. Они рисуют тень не стене.

Партнер сайта chitalka.net

Другие книги
Рецензии

Елисей
31.05.2016 13:27




Последняя книга братьев АБС о мире "Полдня", последняя книга о Максиме Каммерере и предпослядняя вообще в литературном творчестве Стругацких.

Как и вторая книга эта представляет собой набор документов, отчетов и размышлений уже постаревшего Максима о событиях которым он стал свидетелем. Со времени событий описанных в "Жуке..." прошло около 20 лет, все постарели, Горбовскому за 150!, и он умирает, остальные уже тоже глубокие старики, Максим возглавляет отдел ЧП при КАМКОНЕ-2.

Один из центральных персонажей - Тойво Глумов, сын той самой Майи Глумовой. Работает под началом Максима, ведя дело о поиске следов Странников, которые якобы занимаются прогресорством на Земле. Но все оказывается немного не так как ожидалось, вместо Странников они выходят на действующую пока тайну группу сверхъразвитых людей - "люденов". Сам Тойво некогда прогресор на планете Арканар, той самой где промышлял благородный дон Румата.

В повести также появляется знакомый по "Обитаемому острову" Колдун, наводит немного шороха и растворяется в своем Саракше.

Немного грустно прощаться с миром Полдня, не знаю может когда-нибудь захочется перечитать, но наверное не скоро.


Дарья
27.04.2016 11:06




Третий и последний роман АБС из серии книг, посвящённых Максиму Каммереру и его окружению. Финальный аккорд, заключительный эпизод, последнее лёгкое прикосновение к иному миру вероятного Будущего.

Прогрессорская деятельность Мака давно окончена, да и лучшие годы службы в Комконе, вероятнее всего, позади. Мак пишет мемуары о так называемом Великом Откровении, постигшем человечество на определённом витке развития, о своей роли в нем и роли своего сотрудника, молодого и амбициозного Тойво Глумова. Роман написан как собрание документов - рапортов, фонограмм разговоров, ответов на запросы, перемежаемых авторскими вставками. Такая форма, в которую облекается текст, заранее подкупает мелкую канцелярскую душонку, так что взялась я за книгу с упоением)

По смыслу и сути - человечество в очередной раз убедилось, что самое страшное - не враг извне, а то, что скрывается в нас самих. Можно ли это назвать Великим Откровением? Или все дело в нелинейности прогресса как вектора развития человека и человечества? И отчего Глумов в финале все же "уходит" от всего, что было ему так дорого, смиряется со своей новой сущностью, оставляет дорогих ему людей? Все ли дело в исследовательском азарте, или отчаянной надежде остаться собой не смотря ни на что, или в мелочных желаниях стать лучшим? Авторы не дают ответа. И Мак не даёт. Он просто пишет мемуары для того, чтобы правильно показать роль Глумова во всей истории. И для того, чтобы расставить в этой истории нужные акценты. Удаётся ли ему это?

Резюме: Волны гасят ветер. Пророческое название. Чего-чего, а ветра здесь действительно гораздо меньше, нежели во второй части. Или мне просто так показалось. В любом случае, продолжение знакомства с творчеством АБС случится не сейчас.


Наум
10.01.2016 14:54




Мне даже трудно сказать почему, но это одна из моих самых любимых вещей у Стругацких. Да, она не такая монументальная и значительная как "Трудно быть богом" или "Пикник на обочине", не такая приключенческая и событийная как "Обитаемый Остров", но для меня как для читателя она чем-то бесконечно близка. И ее документальный стиль, который для многих читателей стал преградой, меня каждый раз погружает просто в транс.

Может быть, я люблю именно эту атмосферу исследования, упорного докапывания до сути вещей. То, что герои не летают и стреляют, а изучают документы, пишут и читают докладные записки, рапорты, отчеты.

Может быть, атмосферой даже не загадочности, а пугающей огромной тайны, чем-то неминуемо надвигающимся и неизбежным, как цунами.

И еще здесь мой пожалуй самый любимый у Стругацких герой: Тойво Глумов. Самозабвенный и самоотверженный, не сдающийся и не отчаивающийся, способный падать, вставать и начинать поиски снова с того же места. А как описаны их отношения с женой!

Совершенно обычный и при этом необыкновенный человек. При каждом прочтении - снова в него влюбляюсь, поэтому и переживаю все описанное вдвойне болезненно.


Прасковья
15.10.2015 13:54




Закончил чтение трилогии от Братьев. Эта книга понравилась мне чуть больше, чем "Жук в муравейнике" и гораздо больше, чем "Обитаемый остров".

Проблема, на мой взгляд, самая интересная в трилогии. Наконец Максим Каммерер не будет мучиться от "синдрома Сикорски". Многое стало понятно... Людены, а не Странники.

Раскол общества это, конечно, нежелательный процесс... Но действительно:

Интересно, где это вы видели прогресс без раскола? Это же прогресс. Во всей своей красе.

Другой вопрос: Нужен ли такой прогресс? Будет ли он полезен большинству, обществу в целом?

Интересное сочетание... волны гасят ветер. Мне пришло в голову, что волны - мировоззрение, обычаи, традиции общества землян.

Я - человек, и не хочу быть никем другим. Я не хочу, чтобы уважаемые и любимые мною люди казались мне детьми... Не хочу!

А ветер - тот самый, который

поднимает бурю, но он же раздувает паруса

желание, посыл люденов к развитию цивилизации. Выбор пути развития - сложный выбор. И прежде всего за счёт своей моральной стороны.

Выбирайте, друзья, чем руководствоваться: волнами, течением или же ветром. И не забывайте анализировать: Попутный ли ветер?;-)


Агриппина
14.07.2015 07:37




Трагично, больно, отчаянно. Сухо изложено, но от этого только правдиво.

Есть у меня наблюдение, что равно трудно уживаться с талантом и глупостью. И почти невозможно бога или идиота любить. Вот об этом и речь, собственно. А ещё - хотели ли бы вы быть избавлены от своих ошибок, чтобы вас вели по жизни, не давая их совершать? А также, могут ли гении не быть одинокими? Хоть бы и среди других гениев?

Это не фантастика и не понравится тому, кто ищет инаковой атмосферы и экшена. Это скорее философия, а что если, а как насчёт? Есть одна глава- атмосферный ужастик и одна про семейную идиллию. А в целом, стиль напоминает о Штирлице: документы, протоколы, письма.

Очень вкусно. По сравнению с "Градом" гораздо проще для понимания, всё ясно, хоть и тоскливо.


Ванда
11.07.2015 13:00




Эта окончательная книга трилогии о Максиме Каммерере, а в конце длинного повествования, как и в конце жизни, отходят от суетного разбазаривания времени, не интересуются приключениями и военными действиями (как это было в первой части трилогии), не служат орудием в чужих руках, разыскивая загадочного землянина (как во второй части), а больше склоняются к философствованию и глобальным выводам. Поэтому в третьей части мы вплотную подойдем к вопросу о том, кто же наконец-то такие эти таинственные Странники, которые неожиданно возникали в предыдущих частях трилогии. И познакомимся в очередной раз с теорией сверхчеловека, людей, наделенных особыми способностями. Не будет подробного описания какими именно, мы лишь узнаем, что это даст им такой огромный отрыв от других людей, что пропадут всякие общие интересы и исчезнут взаимные родственные привязанности. Сам по себе подбор данных и постепенный приход к этому открытию достаточно интересен, но того напряжения деятельности, той увлекательности, которая, я надеялась после "Жука в муравейнике" получит здесь продолжение, я, увы, не встретила. Книга ушла в несколько иную сторону.


Раймонд
2.01.2015 21:19




Третья часть о работе и жизни Максима Каммерера - и третья совершенно не похожая ни на что история. Я, как всегда, прочитав Стругацких, впечатлилась глубиной их хоть и короткого, но такого яркого произведения.

Еще читая предыдущую книгу, "Жук в муравейнике" , я задавалась вопросом - кто такие Странники? В чем был их мотив? Почему они считали себя настолько всемогущими, чтобы "спасать" другие цивилизации, попавшие на их взгляд в беду? И нет ли здесь аналогии с нами? Достаточно вспомнить - одна развитая нация вторгается на территорию другой, якобы в поисках опасного оружия, которое способно разрушить и простое отсталое население и навредить другим народам. Разве не благородный поступок?! Но почему-то получается как всегда. Либо не все честны в своих поступках и мотивах. Стругацкие в этой книге знакомят нас ближе с уже встречавшимися ранее Прогрессорами, коими являлись и Экселенц, и сам Максим и Тойво Глумов - важная персона этой истории, а точнее мемуаров. 79-летний Максим вспоминает о Большом Откровении, знакомит читателей со своей точкой зрения и восприятием всего случившегося. Прогрессоры очень сильно напоминают мне тех же самых Странников, разве это не так?Они также вмешивались в дела других планет и народов, руководствуясь самыми благородными порывами, стараясь сохранять инкогнито и действовать как можно мягче. Но почему же-почему мы порой считаем, что понимаем те или иные вещи лучше, чем другие, лезем их исправлять, не заботясь о том, какие последствия это принесет.

В этом заключительном в серии романе, написанном в большинстве своем в виде воспоминаний, докладов, рапортов и писем, содержится частичный ответ на то, кто такие Странники. Но как всегда, Стругацкие оставляют читателя с носом - обрыв на самом интересном месте. Думайте дальше сами, представляйте как и что было дальше тоже сами. В глубине души ругаешься, плюешься, жаждешь продолжения. Но, увы, Максим замолчал, книга кончилась и мы так и не узнаем, смогли ли ужиться людены и люди. Как развивались их отношения дальше.

Спасибо Стругацким за такое бесподобное путешествие, которое я совершила на Обитаемом острове, за расследование, которое мы вместе вели, преследуя Жука в муравейнике, за бесценное откровение, постигшее меня, когда волны гасили ветер.


Габриэлла
29.11.2014 04:58




Забирайте меня скорей, увозите за сто морей. Далее не по тексту, просто выражаю согласие. Иногда начинаю доставать дочь вопросом: "Какая твоя главная мечта?" - "Мир во всем мире" - дежурно оттарабанивает девица. "А у меня - летать". "Это невозможно, люди не летают" (так же дежурно). "Я буду". И летать не буду и никто не заберет, не научит, не инициирует развитие третьей импульсной. И зубец "Т" в моей ментограмме, буде кто научится ее снимать, окажется отсутствующим. Так и помру лавочницей. Не в этой жизни.

"Быть или не быть люденом"? Некорректная постановка вопроса. Когда и если твоя истинная природа зовет тебя, не послушать ее невозможно. Дело не в эфемерной сладости сверхвозможностей, даруемых пробуждением прежде дремавшего. Даже не в наличии морально-этической вилки: что, если прежний круг, включая самых близких людей, перестанет быть моим? Это сопровождает любой рост. Будь то рост благосостояния: "Забо`отепа, не хочешь с нами знаться". Социализации: "Раньше мы дружили с Майей, а теперь она крутая". Карьерный: "На сраной козе-то не подъедешь, подмывать козу придется".



Когда ты растешь, а окружение остается на месте, прежде крепости стальных канатов связи, утончаются до паутинности, а после не рвутся даже, истаивают. И невозможно снова войти в ту же реку. И бессмысленно возвращаться туда, где был счастлив. И не остаться Питером Паркером, ощутив в себе Человека-Паука. Все это сказки в стиле Голливуда-Болливуда. Ты не сможешь вернуться, потому что не сможешь никогда, билет продается только в один конец. И остановиться не сможешь, а если бы захотел. ждет тебя самая жалкая из участей: предавший себя и кругом чужой.

"Тотчас бешеные волки в кровожадном исступленьи в горло вцепятся зубами, встанут лапами на грудь.."



Она вовсе не отчаянная, третья книга. И вернула мне Мак Сима из "Обитаемого острова", он только показался имперсонифицированным "Жуком в муравейнике". Девяностолетний Макс Каммерер рассказчик ближе к мальчишке-прогрессору, чем осторожный КОМКОНовец периода расцвета. И все очень четко встраивается в общую картину: мы движемся к прекрасному будущему всем человечеством дружными колоннами. Мы развили науку, технику, системы здравоохранения и образования. Победили многие болезни, навели порядок у себя на Земле и не почили на лаврах - экспансия наше второе имя.

Почему не предположить, что так и будет, вопреки мрачным прогнозам. Эпоха Водолея даст новый тип отношений, не такой завязанный на личное ("ты-я"), как у Рыб, более социально ориентированный. Но и больше повернутый к миру в целом. Земля со всеми населяющими ее тварями - тот же социум, понятый шире. И все у нас получится. Все уже получается. Все к лучшему в этом лучшем из миров. Живем сами и даем жить другим (мы лучше знаем, как для них хорошо и, будьте уверены, поспособствуем).

Потом странные тринадцать контейнеров и люди, рожденные из найденных в них эмбрионов. И тоскливое мятущееся ожидание: как и когда рванет бомба замедленного действия, которую они собой представляют. Не рванула. Они просто ушли, не оставив сколько-нибудь заметного следа. Такой себе очередной тест, на сей раз пройденный человечеством более достойно (никто никого не распнул, по крайней мере).

А после людены. Вы прошли испытание достойно, вам позволено двигаться дальше. Нет, теперь уже не дружными колоннами. Колонны пусть маршируют, коли хотят. Но зерна от плевел отделятся таки. Не хотите? Да кто же спросит? Кто и когда таким интересуется? Надо ловить детишек над пропастью во ржи, этим вы и займетесь. А вы думали это все для того, чтобы научить вас летать? Н-ну и за тем тоже.


Бонифаций
2.11.2014 05:29




В последней части трилогии о Максиме Каммерере («Обитаемый остров», «Жук в муравейнике», «Волны гасят ветер») братья Стругацкие размышляют над одним из основных вопросов научной фантастики: что будет делать «сверхразум», столкнувшись с человеческой цивилизацией? И дают на него несколько парадоксальный ответ: ему на человеческую цивилизацию будет глубоко наплевать.

***

Сюжет повести «Волны гасят ветер» логически вытекает из структуры мира, созданного Стругацкими. Земляне, помня об упущенных возможностях в своей истории, решили заняться «прогрессорством» среди народов других планет, сея, со своей точки зрения, умное, доброе, вечное (повесть «Трудно быть Богом»). А далее, встал вполне закономерный вопрос. Если мы занимаемся прогрессорством у других, то почему кто-то не может этого делать с нами?

Проблемой занялись знаменитые КОМКОНы, первый и второй – некое подобие отдела «Секретных материалов», также отслеживающие всяческие аномалии.

Задача перед начальником отдела Чрезвычайных происшествий сектора «Урал» КОМКОНа-2 Максимом Каммерером и его командой стояла, в общем-то, неопределенная – найти неизвестно кого (условное название «Странники»), делающих на Земле неизвестно что. И единственный удобоваримая методика в такой ситуации – анализировать большие массивы данных на предмет выявления необъяснимых аномалий.

Внимание комконовцев привлекало буквально все. Например, «синдром пингвина» - возникновение у некоторых людей одного и того же сна, будто они в скафандре висят посреди космоса и уже никто и никогда не прилетит за ними. Все видевшие его, испытывали неописуемый ужас, но были и те, которых такое состояние не пугало. Или случай в Малой Пеше, когда в коттеджном поселке появилась масса аморфных чудовищ, явно искусственного происхождения, единственной целью которых, казалось, было только испугать окружающих.

В конечном итоге Каммерер и его подопечный – Тойво Глумов, приходят к неожиданному выводу, что множество странных явлений получает свое логическое объяснение, если предположить, что некто «сортирует» человечество, выявляя людей с нестандартными реакциями.

И как только мысль двинулась в новом направлении, сразу же появился объект пристального внимания - Институт метапсихических исследований или Институт Чудаков. Все логично. Если мы создали организацию, то и «они» должны ее тоже создать.

Предположение Каммерера, на удивление, оказалось верным. Только вот, неуловимые Странники, увы, никогда не существовали. И все происходящее – дело рук люденов, редких особей (в том числе и людей), у которых имеется спящая третья сигнальная система (а есть еще четвертая, пятая и прочие). И если ее пробудить, то у людена появляются сверхспособности. А человечеству после Большого Откровения приходится свыкнуться с мыслью, что оно теперь во Вселенной далеко не главное, и больше похоже на инкубатор, иногда рождающий гениев.

***

Вот такая, немного грустная повесть. Впрочем, как всегда у Стругацких. Слишком уж им не нравилось окружающее их человечество, да и будущее, по большому счету, тоже не вызывало особых восторгов.

Вердикт: обязательное чтение для любителей творчества Стругацких (желательно, в составе трилогии).

Другие рецензии на книги братьев Стругацких:

«За миллиард лет до конца света»,

«Гадкие лебеди»,

«Улитка на склоне».


Изабелла
2.10.2014 06:06




Понять — значит упростить.

Д. Строгов

Распространено мнение, что большинство их совместных произведений написано в жанре научной фантастики. Однако сам Б. Н. Стругацкий предпочитает называть своё и брата творчество «реалистической фантастикой», подчёркивая, что в центре его находится человек и его судьба, а иные планеты или техника будущего — не более, чем «декорации».

Википедия

Как здорово было снова вернуться к братьям Стругацким и заключительной книге о похождении Максима Каммерера “Волны гасят ветер” после “Адюльтера” Коэльо. Ощущение – как будто я вырвалась из старой, грязной и запашистой уборной на свежий воздух. И где я оказалась? В мирах братьев Стругацких.

Книги Стругацких – удивительны, и я рада, что они случились в моей жизни. Они запускают мыслительный механизм в душах и умах людей, тех, кто захочет взглянуть на мир с той точки, которую нарисовали Аркадий и Борис Стругацкие. Дочитав книгу поздней ночью, никак не могла уснуть – мысли, ассоциации, образы сменяли один другой.

Очень трудно писать рецензии на книги Стругацких, во всяком случае, на те, которые я прочитала. Потому что получается писать даже не совсем о прочитанном, а о том, что это прочитанное производит во мне. И эта странная радость от того, что внутри меня еще есть часть (не совсем атрофировалась), которая может производить такой вид работы.

Не знаю, получится ли описать все образы и мысли, которые возникли после прочтения “Волны гасят ветер”, да и нужно ли их все описывать? Пока расскажу об одном.

Людены.

Людены – это новая раса людей, в мозге которых обнаружилась особенность, запустив которую, человек превращался в сверхчеловека со сверхспособностями, сверхзнаниями, сверхуровнем понимания и сверхвозможностями. Но вот это самое “сверх” рождает глубочайшую пропасть между людьми и люденами, при внешней похожести, едином строительном материале – генетическом коде.

Вопрос – что переживает человек, оказавшись перед выбором стать сверхчеловеком, что неминуемо навсегда разделит его со всеми, кого он любит и кто любит его, или остаться самим собой, упустив шанс обладать абсолютным знанием и абсолютными возможностями? Каковы последствия этого выбора для него, его близких и дальних?

Выбор между сверхзнанием и властью над Вселенной и между жизнью в старом, добром, комфортном, бесконечно любимом человечестве. Вот смысловой нерв книги. Авторы не дают однозначной оценки выбора героя.

dhv2000 (livelib.ru)

Да, авторы не дают однозначной оценки выбора, потому что “понять – значит упростить”, сделать плоским, неживым, просто фантазией. Потому что, на мой взгляд, Стругацкие – авторы, не призванные давать ответы, они задают вопросы. Те, которые в обычной жизни никто вам не задаст, но они обязательно должны быть заданы.

А если допустить на секунду, что людены – это те, кого мы называем человеческим гением, талантом? А что если предположить, что выбор предопределен? Ведь предопределенность лишает смысла сам выбор, как понятие.

Каково это – быть не таким, как все? Что это значит – любить гения? И что значит для гения – любить обычного простого человека, который не способен воспринимать мир в таком же объеме? В известной степени все великие люди – аутисты, не потому что они горды или надменны, а из-за этого пресловутого “сверх”. Одиночество – это плата за дар, точнее, его “необратимые последствия”.

Что чувствовали сами Стругацкие рядом со своими женщинами, детьми, родителями, друзьями и каково было всем им рядом со Стругацкими? О чем говорить с людьми, если заведомо известно, что они не способны видеть и воспринимать так, как вы?

В “Лужке черного лебедя” Дэвида Митчелла мадам Кроммелинк говорит о своем отце:

Мой отец был композитором. Вивиан Айрс. На ушах его были музыкальные ожоги. Я, или моя мать, он почти не слушал нас.

Великие люди почти никогда не бывают счастливы в любви, хотя способны как никто рассказать о ней, открыть ее во всей полноте. “Сверх” – это одержимость, заставляющая человека шагать семимильными шагами, оставляя далеко позади всех, кого он любит. Не об этом ли писал Дэниэл Киз в “Цветах для Элджернона”?

Вообще, проблема люденов – это проблема выбора или чего-то другого? Трудно сказать…

Они уходят, мой капитан. Собственно говоря, они ушли. Совсем. Несчастные, и оставив за собой несчастных. Человечность. Это серьезно.

Они были слишком несчастливы с самого начала. Только долго считали, что это лишь на время. Пока они одиночки. Пока у них нет своего настоящего общества. Своего человечества. Их стало достаточно много, чтобы увидеть: это не спасает. Общество одиночек невозможно. Отрыв от нас слишком дорого обошелся люденам…

Плата оказалась слишком велика. Человеку, пусть он и называет себя люденом, противопоказано обходиться без человечества.

Как все это не похоже на те апокалиптические картины, которые мы рисовали друг другу четыре года назад! Помнишь, как старик Горбовский, хитро улыбаясь, прокряхтел: «Волны гасят ветер…»? Все мы понимающе закивали, а ты, помнится, даже продолжил эту цитату с видом многозначительным до кретинизма. Но разве мы поняли его тогда? Никто из нас не понял. И теперь, мой капитан, когда они ушли и не вернутся больше, мы все вздохнули теперь с облегчением? Или с сожалением? Я не знаю. А ты?

Твой Атос.

13.11.102 года.